Для многих Израиль — это страна мечты. Туда стремятся попасть, чтобы на собственном опыте убедиться в качестве медицины, отдыха и жизни в целом. А насколько наши представления отвечают тому, что происходит в стране на самом деле? Анна Шкляр, киевская журналистка, которая уже больше трех лет живет в Израиле, рассказывает о религии, менталитете, детском воспитании, денежных вопросах и многом другом.

Фото: Марк Рыбак

Иврит и работа

Аня, расскажи, как ты попала в Израиль, при каких обстоятельствах?
Честно говоря, никогда не планировала жить именно в этой стране. В Киеве у меня все складывалось достаточно успешно. Я работала в своем любимом журнале «БИЗНЕС», вела насыщенный культурный образ жизни. Но чего-то не хватало. И я узнала о программе МАСА, которая позволяла учиться в Израиле в статусе туриста. Я рискнула, поехала. Потом создала семью, забеременела. И вот уже три с половиной года живу в Израиле. Моего мужа зовут Алик Левинсон, он из Питера, нашу дочь — Эмили. Мы живем в Хайфе. Это один из трех больших израильских городов. Здесь относительно спокойно, система безопасности на очень высоком уровне. Очень развита инфраструктура. Есть десяток музеев, зоопарк, 3 университета, а также море и горы.

Анна со своей семьей

Насколько израильтяне хорошо принимают эмигрантов? Тебе было сложно стать там «своей»?
Израиль — это своего рода Америка. Здесь все когда-нибудь откуда-то приехали. Коренные израильтяне порой принимают лучше, чем приехавшие экс-соотечественники. Открою секрет: в первое время по приезду в страну ты пребываешь в какой-то эйфории, тебе кажется, что весь мир перед тобой, как на открытой ладони. Но потом эта эйфория проходит, наступают будни, и ты начинаешь осознавать: кем ты был там, и кто ты здесь, и что тебе нужно очень много потрудиться, чтобы достичь в этой стране каких-то высот.

А чем ты сейчас занимаешься, где работаешь?
Мне повезло, я работаю по специальности. На данный момент я — редактор сайта Хабад Хайфа. Но начинала я с самой простой работы, совершенно далекой от моей профессии.

Основная проблема поиска работы — знание языка?
Конечно, если это, к примеру, журналистика, то без иврита никуда. Можно пойти только в какое-то русскоязычное издание. Но конкуренция тут большая, изданий русскоязычных очень мало, поэтому устроиться сразу можно, скажем так, только по знакомству. Либо начинать все с нуля, как сделала я в свои 25 лет – мне нужно было доказать, кто я, что умею, показать свои личностные качества. Здесь никому не интересно, красный у тебя диплом или нет. Тут смотрят на тебя, на твои еврейские корни. А еще для них важно, чтобы человек полностью соответствовал вакансии. То есть, если они ищут официанта, им не важно, что ты училась в университете, что у тебя хорошие коммуникационные способности. Главное – чтобы ты умела вытереть стол или принести кофе. В Украине, например, многие журналисты идут в сферу маркетинга или PR. В Израиле так нельзя. Если ты позвонишь в маркетинговое агентство, и скажешь: «Я журналист», тебе ответят: «Так работайте в журналистике». Они хотят услышать конкретный ответ на тот запрос, который им нужен. Если они ищут, к примеру, студента 4 курса, то они не будут брать выпускника бакалаврата.

Тебе было сложно учить иврит?
Иврит — язык непростой. Мы до сих пор его учим. Бытовой иврит у меня на высоком уровне, но для работы в медиа — недостаточный. Дома мы говорим преимущественно на русском.

Израильский менталитет

Аня, что тебя в первую очередь удивило при переезде в Израиль?
Удивило, что здесь никто никуда не спешит. Каждый знает свою работу, и никто не делают чужую. Менталитет у людей абсолютно другой. Они знают себе цену. В работе они четко помнят свои должностные инструкции, и никто ничего не делает больше. На все просьбы сделать что-то еще, ты услышишь ответ: «Это не моя работа, обратись к тому-то другому». Здесь вообще ставка почасовая: человек отработал определенное количество часов и все — он не хочет даже слышать о каких-то сверхурочных. Конечно, это в большей мере касается наемных работников, не владельцев бизнеса.
Еще одна отличительная черта израильтян — чувство собственного достоинства. И очень высокий патриотизм. Они умеют защищать свои границы (как в прямом, так и в переносном смысле слова).

А правда ли, что израильтяне очень просты в общении и могут задавать незнакомому человеку даже самые личные вопросы?
Большинство израильтян действительно очень открыты и разговорчивы. Многие спрашивают, чем могут быть полезными, дают совет (даже когда их об этом не просят), интересуются, сколько детей ты еще планируешь рожать, или комментируют, какой красивый рядом с тобой парень и как его нужно беречь (смеется). У меня это вызывает только улыбку и умиление, а кого-то напрягает и раздражает.

Религия в Израиле

Переехав в Израиль, какую религию ты исповедуешь? Тебе что-то пришлось менять?
Это государство, где религия имеет огромнейшее значение. Если на календаре религиозный праздник — то он важен абсолютно для всех, никто в этот день не будет работать. Я уже два года работаю в религиозном офисе, точнее в синагоге. За это время я изучила все праздники и традиции и пишу о них на понятном для новичков языке. Считаю, что каждый репатриант (эмигрант), кто сюда приезжает, должен знать о традициях государства. Но, тем не менее, сама я — человек светский и не придерживаюсь никакой религии. Даже когда я устраивалась сюда на работу, то предупреждала о своих взглядах. Я пишу объективно, свое мнение не высказывая. Хотя я с некоторыми нюансами не согласна.

С какими именно?
Религиозные евреи изучают только первые 5 книг Библии, а все остальное, по их мнению, — для других народов.  Они считают себя настолько особенными, избранными, что для них этого достаточно. Мне иногда кажется, что они слишком себя превозносят. Не совсем это правильно по отношению к другим людям. Но некоторых традиций я придерживаюсь. К примеру, соблюдаю шабат, не ем свинину. Также, уже два года на работу я хожу в юбке ниже колена и верхней одежде, которая закрывает локти. Кстати, с этим было поначалу сложно — мне не все юбки идут. Но сейчас я уже привыкла (улыбается).

Постой, то есть ты хочешь сказать, что все это время в Израиле ты ходила в юбках? Женщины в джинсах там не ходят?
Религиозные женщины — да, вообще в джинсах не ходят. Но я придерживаюсь «юбочного дресс-кода» только на работе. Я имею право прийти домой, одеть то, что хочу: брюки, джинсы, и пойти, к примеру, гулять с ребенком. Никто не может мне это запретить.
Ну а религиозные женщины, кроме того, что ходят в юбках, надевают еще и парики. Смысл в том, что, как я понимаю, если женщина замужняя, то не принято, чтобы посторонний мужчина видел красоту ее волос. Это как у мусульманок, которые носят хиджабы.

Денежный вопрос

Аня, какая средняя зарплата в Израиле?
Средняя — около 10000 шекелей ($2700), минимальная — 5000 шекелей (около $1400) Курс доллара к шекелю — 3,5

Насколько сильно ощущается разница между разными слоями населения?
Здесь каждый, кто в состоянии работать, имеет еду и крышу над головой. Хорошие зарплаты — у работников электрических компаний, преподавателей в университетах, специалистов хай-тека. У людей, ухаживающих за пожилыми, уборщиков — оклад минимальный. Но нет таких бедных граждан, как, к примеру, в Украине. Если человек не в состоянии купить или снимать жилье, ему предоставляется социальное. Особенно это касается одиноких или пожилых людей — им выплачивается пособие, которого достаточно, чтобы прокормить себя, купить одежду. Граждане в Израиле социально защищенные.

А сколько стоят коммунальные?
Вода, свет, муниципальный налог — около 300 шекелей ($83) (лично у нас зимой может и 500 шекелей).

На что в среднестатистической израильской семье идет большая часть расходов?
На частный детский садик и образование. До 3 лет малышей отдают в частные ясли, стоимость которых от 2 до 5 тысяч шекелей (от $550 до $1400). В каждой семье в среднем — трое деток. Я, например, половину зарплаты я отдаю за детский сад. Остальное — за аренду квартиры.

Планируете покупать свою?
Пока я нашла массу преимуществ в аренде. В любой момент мы можем переехать в другой город (Иерусалим, Тель-Авив и т.д.), каждый год мы можем снять квартиру согласно нашим пожеланиям (с более свежим ремонтом, большим количеством комнат, с учетом повышения зарплаты и текущих расходов).

Вид Хайфы (фото: flickr.com/JD Lasica)

А насколько доступны и выгодны в Израиле кредиты и ипотеки?
Цены на недвижимость в Израиле высокие. Основная причина — дорогая земля.  Средненькая квартирка стоит около 1 млн. шекелей ($280000). При этом необходимо иметь 30% от стоимости жилья в качестве первого взноса. Часто семьям сложно насобирать эти деньги. Поэтому часть из них они берут в кредит, к примеру, на 10 лет. Плюс выплачивают ипотеку в течение 30 лет. Для некоторых это реально. У меня подруга с супругом купили себе квартиру. У них были какие-то сбережения, что-то продали в Украине. В общем, на первый взнос они насобирали. В итоге, они в месяц платят приблизительно столько же, сколько и мы за съемную квартиру (2500 шекелей — ипотека и 1000 шекелей — кредит). Это не очень накладно и, в принципе, реально. Главное, чтобы был этот первый взнос.

Насколько высокие налоги в Израиле?   
Чем выше зарплата, тем больше налог. С минимальной зарплатой люди вообще не платят налог. Есть еще такое понятие, как «некудот зикуй», то есть налоговая скидка. К примеру, если у тебя есть израильское гражданство, то это будет 2 единицы налоговой скидки. Если маленький ребенок — еще одна единица. Недавно приехали в страну — еще одна единица. Часто бывает так, что эмигранты первые несколько лет практически не платят налоги, так как они не могут претендовать на высокую зарплату.

Как обстоят дела с коррупцией, она в Израиле есть?
На бытовом уровне — нет. Ни полицейский, ни врач, ни госслужащий у тебя не потребует деньги. Все услуги оплачены, никто не заглядывает тебе в карман. Если такое случится, человек сам себя уважать не будет. Что касается более высоких уровней — то здесь я утверждать ничего не буду.

В следующей части интервью с Анной  читайте о детском воспитании, медицине, путешествиях.

Читайте также:

Жизнь украинки в Нидерландах: личный опыт переезда

Жизнь украинки в Нидерландах: цены, жилье, ипотека, страховка