2014-08-20T12:57

Интервью с Катей Осадчей: Я ничего не боюсь!

Звезды

По мнению телезрителей, у нее было три этапа карьеры. Первый — “Ведущая в шляпке”. Второй — “О, шляпка, как у Кати Осадчей!” И третий — “Если журналистское расследование будет вести Катя Осадчая, будет круто, надо смотреть!”

Фото: Final Cut Media
Фото: Final Cut Media

О журналистском расследовании — это не шутка: программа “Светская жизнь” не просто “переехала” в сетке вещания с воскресенья на пятницу, но и ощутимо изменилась. О том, как это отражается на профессиональной и личной жизни ее ведущей, — наш разговор.

В начале 2013 года вы уже были героиней обложки нашего журнала. И в том интервью вы признавались, что задумываетесь о политической журналистике…

КО Нет, я не так говорила. Все 9 лет у меня не меняется точка зрения на нашу программу: мы были и остаемся социальным явлением. Мы всегда говорили и о политике тоже — просто показывали политиков через призму светской жизни. Мы рассказываем о том, как политики живут, как они отдыхают, где учатся их дети. Мы, например, спрашивали Януковича-младшего о Межигорье каждый раз, когда его встречали.

И какие были ответы?

КО А он всегда отвечал: “Я там не живу, но, возможно, перееду”.

Программа “Светская жизнь” изменилась. Что главное в этих изменениях?

КО После событий на Майдане мы стали еще тщательнее следить за феноменом смены элит, за всеми изменениями в людях и обществе. Сейчас у людей есть спрос на жесткую правду — и мы задаем им, политикам, те вопросы, которые волнуют вас, зрителей. Мы стали больше времени уделять украинским событиям — именно здесь сейчас происходит самое важное. Да, мы продолжаем путешествовать, но мы исключили из наших маршрутов Россию.

Но ведь не секрет, что часть зрителей живо интересуется российским шоу-бизнесом. Что вы им предлагаете?

КО Мы предлагаем им обратить внимание на то, что в нашей стране тоже есть артисты. Сейчас идет огромный интерес ко всему украинскому — и это касается не только политики, но и культуры.

И то, что, например, Вакарчук собрал 70 тысяч на стадионе, — это тоже тому подтверждение. Конечно, у нас выступают и российские артисты, гостями нашей программы были Григорий Лепс, Диана Арбенина, Сергей Лазарев, Анастасия Волочкова. По-прежнему мы освещаем и западные события.

 И все же, в чем вы видите основной смысл вашей программы?

КО У людей всегда были вопросы к власти. И мы никогда не боялись и не побоимся их задавать.

Фото: Final Cut Media
Фото: Final Cut Media

 Вы 9 лет в этой “обойме”. Не чувствуете профессиональной усталости?

КО У нас очень динамичная програм­ма — кино, театр, политика, спорт. Каждую неделю мы в другой стране, с другими героями. Это динамика дает толчок к саморазвитию. Люди становятся героями нашей передачи в одночасье. Если, например, вчера о Викторе Медведчуке говорили как о якобы пропутинском политике, то сегодня мы видим это в новостях.

 А остались неохваченные звезды?

КО Да, это именно неохваченные звезды, которых мы пока еще просто не встретили. Клуни, например.

 Хотелось бы с ним поговорить?

КО Да, у него папа был политическим журналистом, и фильмы, которые он снимает, тоже имеют политический подтекст, и Украину он поддержал.

С Моникой Беллуччи хотелось бы сделать интервью. Очень даже хотелось.

А о чем бы вы с ней поговорили?

КО Разобрались бы на месте. Понимаете, сейчас даже на один день вперед загадывать невозможно, все очень динамично меняется.

Вы — женщина-самолет, а не женщина-аэродром, если можно так выразиться. Как подзаряжаетесь?

КО Я три раза в год езжу в отпуск (Катя замолкает на некоторое время).

 Куда?

КО На море.

Фото: Final Cut Media
Фото: Final Cut Media

 Отдых укладывается в два слова…

КО Ну а что сказать об отдыхе? Он у меня очень спокойный. Обычно мечтаю упасть где-то хоть на три дня — чтобы меня никто не трогал.

 А экскурсии, лыжи и т. п.?

КО Лыжи — нет.

 Почему? Такой модный вид отдыха…

КО Много чего модно, но я в своей жизни отталкиваюсь не от того, что модно, а от того, что мне нравится. А лыжи мне не нравятся. Экскурсии… На майские с сыном были в Нью-Йорке — он попросил. А в основном отдыхаю на даче.

 Вы как-то обмолвились, что сын всю неделю живет с отцом и лишь на выходных вы с ним “отрываетесь”…

КО Это очень условно, во время учебного года он живет и с папой, и со мной. Когда я в Киеве — он со мной, выходные мы вместе проводим. У нас получилось очень сжатое динамичное воспитание.

 А как сам Илюша к этому относится?

КО Ему это нравится. Единственное, что не нравится, — это что приходится вставать раньше, если он живет за городом у папы, чтобы успеть в школу.

 Вам самой не хочется притормозить?

КО Да, раньше было день дома — день на выезде. Сейчас я больше дома, но все равно раз в неделю куда-то летаю.

Я люблю быть дома, но, если долго куда-то не летаю, мне становится скучно.

Но это не зависит от нашего выбора — это зависит от того, что мы делаем. Сейчас именно тут события насыщенные, поэтому мы больше работаем здесь.

Я получаю двойное удовольствие: мы снимаем о своем, и оно интересно всем.

Если бы предстоял выбор — провести уик-энд с сыном или сделать интервью с Клуни, что бы вы выбрали?

КО Конечно, я обязана поехать на интервью — я же не выбираю, хочу я сегодня ехать на интервью или хочу на пляже с сыном поплескаться.

 Не боитесь осуждения за такой “неженственный” выбор?

КО Нет, не боюсь. Будет следующий уик-энд. Такой выбор в принципе не может стоять — это моя работа. Когда у врача выходной, а его, к примеру, вызывают на роды, он же не говорит: “Какие роды, у меня другие планы на выходной!”

А если у врача есть муж, который говорит: “Да ты уже который выходной на роды ездишь…”?

КО Этот вопрос каждый врач со своим мужем решает самостоятельно. (Улыбается.) У меня, к примеру, папа работал допоздна. Я привыкла, что у людей может быть разный рабочий график. Вот у меня он ненормированный.

 Личная жизнь не страдает?

КО Ну, вот сейчас у меня полдня утром свободно. И вечер свободный. А завтра я буду до поздней ночи работать. Потом мы улетаем на съемки. Я свою жизнь наперед не знаю. Сейчас середина лета, а я не знаю, когда у меня отпуск.

 И как ваш близкий человек относится к такому рабочему графику?

КО Он сам выбирал.

 Вы давно вместе?

КО Скажем так — достаточно. Взрослые люди, я считаю, не имеют права никого под себя подстраивать. Да, если тебе 19 лет и ты не работаешь, а учишься, кто-то может сказать: “Правильно жить вот так”. Но когда у тебя выстроена жизнь, ты не можешь все изменить в угоду кому-то. И если приходит в твою жизнь человек и говорит: “А теперь мы все меняем”, — это неправильно.

 Но женщина обычно подстраивается…

КО Неважно, кто это — мужчина или женщина. Свой образ жизни человек выбирает сам. Если женщина — хранительница очага и хочет воспитывать детей, я ее очень уважаю. У меня есть по­друга, которая живет именно семьей. Да, она работает, но работа у нее на втором плане, она отложит любую встречу, перенесет любое запланированное ею мероприятие, чтобы отвезти ребенка на море, она счастлива, когда все в доме накормлены и обласканы. Если бы таких женщин не было, на свете жило бы намного меньше людей. (Улыбается.) Для нее воспитание детей первоочередно. Но я другая. Конечно, я стараюсь как-то компенсировать мое отсутствие близким. Вот на отдых мы всегда ездим всей семьей — папа, мама, брат, Илюша, я.

Фото: Final Cut Media
Катя с родителями и сыном. Фото: Final Cut Media

 А с любимым человеком?

КО С ним отдельно — я стараюсь не смешивать две семьи. (Улыбается.)

 С такой “заточенностью под работу” кто же занимается бытом, готовит?

КО У меня никто не готовит. Я не так много ем.

Да ну?

КО Я не завтракаю. Обедаю где-то в городе. На ужин — салаты. Конечно, я могу приготовить. Вот сегодня у меня свободный вечер, и я что-то приготовлю.

Но это первый раз за три недели. А так…

А когда Илья с вами живет?

КО Когда Илья дома, да, я готовлю. Люб­лю экспериментировать с креативными рецептами из гастрономических бло­­гов — но это в порядке исключения из правил, каждый день я упражняться в кулинарии не имею возможности. К счастью, Илья уже взрослый, и с ним всегда можно договориться, как и где пообедать. Когда мы вместе, для него это тоже повод куда-то сходить, поесть суши, например.

Что бы вы делали, если бы “телевидение кончилось”?

КО Остались бы газеты и журналы.

 А если бы…

КО Не было бы журналистики? Это невозможно. И вообще, мне кажется, если человек готов работать и хочет реализовывать себя, он найдет себе применение.

 Вы чего-нибудь боитесь?

КО Глобально — нет. Боюсь смотреть фильмы ужасов — я слишком все это хорошо себе представляю. Боюсь ночью одна на даче, когда что-то где-то стукнет-скрипнет — сразу думаю, что это воры.

 А поправиться, постареть?

КО Нет. Если поправилась — можно похудеть. Чтобы не стареть — сейчас столько всего есть для того, чтобы оттянуть этот момент. Страшно не это… (Замолкает.) Страшно — это потерять все, это когда не знаешь, что будет завтра. Страшно было, когда в феврале у меня в километре от дома людей убивали… Страшно, что под Киевом живут беженцы. Что дети страдают. Что люди не хотят жить в стране. Вот это страшно. Вообще, мне кажется, после того, что все мы пережили, если ты и твои близкие здоровы и у вас нет серьезных взаимных претензий — уже ничего не страшно. Мне кажется, что мы уже получили иммунитет от страха.

 Что все-таки делать, если страх заползает в сердце?

КО Работать. Заниматься своим делом. Когда работаешь — нет времени бояться.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Август 20 2014, 12:08
Понравилась статья? Оцените:
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Лиза
2014-08-20T12:57
Загрузка...

ПОПУЛЯРНОЕ НА САЙТЕ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: